radmohoff (radmohoff) wrote,
radmohoff
radmohoff

Categories:

Радовицкие рассказы

                                                                  Покров.

У симпатишного кудрявого егорьевского парня и красавицы рязанской
                                                                                            Зина@Володя
                                                                                     (коса до пояса – это про нее)
               вдобавок к дочери, случился сынок.  Появился он рано утром на Покров 62 года.

Всю ночь, накануне, злилась непогода, била  колючим осенним ветром в стекло родильной палаты. Зина  сильно сдала, мучаясь тяжелыми схватками. Ей было неловко за свою слабость перед  коллегами и, вызванным по телефону, главврачем, Она работала в этой поселковой больнице медсестрой, подруги-сослуживцы не отходили от роженицы, ухаживали, заговаривали, держали за руку, сменяя друг друга. Под утро  все в отделении выбились из сил,  воды отошли еще в три, теперь уже было пол-шестого. Главврач Пероян волновался не на шутку, а ребенок никак не желал появляться, хотели уже щипцами освободить бремя, но Зина, испугавшись, нашла в себе силы на последний потуг, и от нестерпимой боли потеряла сознание. Сквозь пелену сна она слышала, только как хлопочет, озадаченная фельдшер-повитуха  :

- Что –то никак не кричит, бледный то какой, мертвый что-ли?

- Сэрдцэ-то стучит?- спрашивал Азат Аганесович .

- Не слыхать! Я уж и по попке лупила и водой облила…

- Еще пробуй , малчик все-таке, жалко будэт, отэц ждал долго, дай сам шлопну. Пероян снял перчатки потер тощую грудку и животик новорожденного с неотрезанной пуповиной, приподнял тельце лицом вниз и сделал три шлепка разом. Малыш, подумал еще чуть-чуть и обиженно закричал – Гха-а-аааах! Ха-аыр!

- Получай Зина Сергеич ! Сынок у тэба, сейщас пуповин отрэжэм, кароший будэт, как назват хотэли?

- Ваней, Азат Аганесович, они, кажется, хотели, -отвечала фельдшер Нина, радостно улыбаясь свершившемуся чуду.

Изможденное тело роженицы казалось ей самой чужим, оно как-бы осело, растеклось по кушетке  тяжелым мокрым бельем.  Она никак не могла выразить внутреннюю радость, сказала тихо только, как учила ее мама :

- Дай, господь ,счастья моему ребенку!

Сама Зина подумала , что умирает, настолько ее вымотала эта нескончаемая, полная  ветра, страха и боли ночь. Ей стало  жалко дочку, мужа и этого, неповинного ни в чем, ребенка. Она  представляла, как трудно будет Володе одному растить детей, а еще папаня ее больной ухода требует. Что будет с ними всеми, если ее не станет? Да и себя ей стало вдруг так жалко, молодая ведь еще…Слезы лились из закрытых  зининых глаз . На настойчивые призывы няни посмотреть на дитя, уже замотанного в пеленки и байковое одеяльце с синим больничным штемпелем, она еле смогла открыть глаза: - Да, да хорошо… , и тут же сомкнула тяжелые веки обратно, чтоб экономить силы. Но что-то изменилось в мире, подумалось ей, палата реанимации была наполнена иным ощущением, светом каким-то другим. Что это, может я уже умерла – подумала Зинаида – и мне все это видится уже с этой незнакомой мне раньше стороны?  Ладно попробую ущипнуть себя ,или еще раз открыть глаза. Сначала она ущипнула себя за бедро, вроде больно – это хорошо, потом посмотрела – И вправду все не так! Свет струился в окно, за окном было тихо и лежал белый снег.

-  Спасибо тебе , пресвятая Богородица, что помогла мне светом покрова твоего вернуться в жизнь, спасибо Нине, Вере, Азату Аганесовичу, всем всем спасибо! Господи, слава тебе, жива, сын у меня, счастье то какое! Как Володька то будет рад!   Непередаваемая радость наполняла  молозивом грудь и каждую ее материнскую клеточку охватывал трепет ожидания встречи с мужем, 6-летней дочуркой Людмилой, и с этим, родившимся так тяжело, и поэтому таким драгоценным даром – сыном.

За дверями родильного отделения уже слышался радостный осторожный басок мужа, и настойчивый шепот дежурного врача Софьи Николаевны:

- Нельзя к ней, слабая она еще, вечером приходи…

- Зинуля! Родная! Я люблю тебя! Спасибо за сына! – понимая, что не пройдет чуть громче говорил в закрытую дверь счастливый папаша.

- Хватит , сейчас Азат Аганесович придет! – пугала, напоследок, докторша.   На ней был накрахмаленный, ослепительно белый халат , белый , как и этот первый искрящийся внутренним светом снег, что укрыл тишиной ,измученную непогодой и слякотью, землю подмосковного поселка . Мир изменился, из него исчезли серые краски, он стал светлым, чистым, каким-то легким, волшебно красивым и совершенно новым.                                
                44                

Tags: Радмох
Subscribe

  • Радовицкие рассказы

    Длинные тени деревьев.У каждого маленького человека где-то под лопатками живут страхи. Под моими счастливо умещалась целая стая. Не помню когда…

  • Радовицкие рассказы

    Зеленый солдатик. Если меня не отправляли в деревню к бабушке Кате, то приходилось ходить в наш поселковый детский садик. Там нас заставляли днем…

  • Радовицкие рассказы

    Рыдай. В ту пору было мне лет шесть. В сандалиях, колготках и коротеньких штанишках рассекал я просторы родного поселка. Тогда еще было то…

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments