Category: дети

Category was added automatically. Read all entries about "дети".

О России думаешь...

Радовицкие рассказы

Зеленый солдатик.
зеленый солдатик
Если меня не отправляли в деревню к бабушке Кате, то приходилось ходить в наш поселковый детский садик. Там нас заставляли днем ложится спать, тогда, когда больше всего на свете хотелось поиграть в игрушки. Еще нас заставляли водить хороводы, читать стишки, и хором петь песенки.
-       По малину в сад пойдем
-       В сад пойдем, в сад пойдем.
-       И малину соберем, соберем, соберем.
-       Солнушко во дворе, а в саду тропинка,
-       Сладкая ты моя ягодка малинка.
В саду все ребята влюбились в Таню Щавелеву, как она выглядела я уже и не помню, помню только ее нарядные банты и две смешные косички, за которые нельзя было дергать. Но мы с Колькой Мутовкиным не могли удержаться от такого соблазна, и частенько за это стояли в углу. А один раз меня даже заперли в страшную кладовую, где было темно и валялись сломанные раскладушки.

Collapse )
О России думаешь...

Радовицкие рассказы

гончак                                             
Рыдай.
В ту пору было мне лет шесть. В сандалиях, колготках и коротеньких штанишках  рассекал я просторы родного поселка. Тогда еще было то прекрасное беззаботное время, когда самой главной напастью  для поселковых детишек был лишь тыклован, в котором можно было, со слов родителей, сразу утонуть,да еще, привязанный на цепь, гончак Рыдай,  неожиданно кидающийся с громким лаем на всех, кто проходил мимо. Так, видимо, он понимал свой долг -охранять сарай охотника Серафимыча.  У собаки был невменяемый характер, громкий злобный лай, и мне было страшно порой проходить мимо, когда приходилось вынести на помойку мусорное ведро, или сходить в погреб за картошкой. Но ребята в нашем дворе, те, что были постарше, научились не бояться злобного Рыдая. Они бросали ему крошки хлеба, которые он, подпрыгивая, ловил на лету, шумно чмокая своей зубастой слюнявой пастью. Ловил он с удовольствием и семечки, и иногда, нарочно кинутые оболтусами, песчаные комки. Рыдай тогда смешно тряс головой, и непонимающе смотрел на улюлюкающих пацанов. В эти минуты мне почему-то было его даже жалко.
Однажды, по доброте душевной мы с другом Мосеем бросили ему сладкую конфету “Золотой ключик”.  Почему Рыдай, ставший тогда  Артемоном, не проглотил ее сразу, как семечку или кусок баранки мы не знали. Наверное сладость почувствовал, или приятный аромат… Что было потом не описать! Рыдай из грозного чудища превратился в малыша. Он плакал, скулил, валялся в песке, скреб себя по морде передними и задними лапами, но проклятый Буратина не отлипал с его зубов. Наивно полагая, что он теперь точно умрет и, дабы не получить по шапке, мы отбежали подальше.
Рыдай долго не мог избавиться от подаренной конфеты. После этого случая гончак перестал ловить подачки на лету, а брал угощение только с земли.
Осенью, сходив в погреб за капустой и грибами, я вдруг обнаружил, что из дырки сарая никто не кидается на меня, звеня цепью и голося:- Уав! -Ваф-аххр! Лешка, сын охотника Серафимыча объяснил при встрече, что Рыдая на охоте зарезал кабан. Мы с ним потом залазили через пустующую собачью конуру в его сарай, и долго , с интересом смотрели на сломанный иностранный мотоцикл “Панония”. Свет струйками проникал сквозь щели сарая, в лучах смешно кружили пылинки, а я размышлял про себя над тем, какой же величины этот кабан такой, что он сумел зарезать громадного пса? И откуда у этого  лесного злодея взялся острый нож?
О России думаешь...

радовицкие рассказы

               
                                               ШТУ (пионерский лагерь Шатурского Торфоуправления)
  О пионерском лагере я услышал от ребят во дворе. Серега Кичатов,  парень с восточной, монгольской внешностью, доставшейся ему от отца - дяди Толи, и веселого озорного нрава, видимо от мамы Зины, на все лады расхваливал мечту любого радовицкого школьника:
-       Ты что? Там “гигантские шаги” и еще девчонок можно пастой мазать! А знаешь как намазать, чтоб не разбудить? – Серега смеялся надо мной- недотепой,- надо тюбик сначала нагреть в яйцах!
 До этого разговора у меня были простые, анбыкновенные мечты: выпить лимонада, целую бутылку "Буратино", съедать всегда у коржика "Уточка" вкусную голову с глазом-изюмом, чтоб мороженое завозили только сливочное по 13 копеек, чтоб в пачке хлопьев кукурузных, если ее встряхнуть никогда не кончались хлопья, а в кино мама каждый раз 10 копеек давала ( а то надейся на извечное: " - Тетя Валя, ну пропусти!")
  Глядя на Серегу, я не понимал,  для чего греть зубную пасту в яйцах. Неужели яйца нельзя просто съесть? Но на всякий случай кивал авторитетному, старшекласснику Киче.
Collapse )
О России думаешь...

(no subject)

Безмерная печаль.
Рассказала мне эту историю моя 13-летняя дочь, гостившая у меня недавно.
Случилось так, что я в очередной раз влюбился и мне пришлось расстаться с прежней, мамой моей третьей дочки. Расставания были трудными, долгими. Я как-то пытался успокоить свою бывшую, спонсировал жилье, дачу, машину, вел длинные душевные разговоры. Но слезы, истерики не прекращались никак. Странное дело, когда были вместе, она была недовольна мной постоянно, я даже думал, что мешаю ей жить, а теперь вдруг оказался самым желанным, чуть ли не лучшим мужиком на свете.  Но не о том речь.
В общем, приходила утешить ее горе дочкина няня Ангелина. Няня Геля из тех людей, которые обладают умением заполнить своей любовью все пространство, причем  в любом обществе. И поет , и пишет стихи, и пляшет. и говорит без умолку. Может запросто ночью пристать к любой компании и дать бесплатный концерт, иной раз прекратить который можно только унеся подальше ноги. Ну это как раз то, что и требовалось в такой беде одинокой женщине, брошенной негодяем - мной.
 Посидели, выпили, перемыли кости мне, еще раз рассказывая этот бесконечный мексиканский сериал про любовь и неверность. Обида на всех мужиков вызвала очередной соленый потоп. Обнявшись они плакали, как пионерка с вожатой на прощальном костре. Вдруг сквозь всхлипы Геля говорит:
- Тебе -то еще хорошо, а я даже рассказать не могу своему любимому о чувствах своих! - и давай опять реветь. Заинтересовавшись таким неожиданным поворотом, подруга по несчастью перестала лить свой ручей и спросила:
- Геля, расскажи, кто он?
- Нее, не могу, я никому никогда этого не скажу! - сказала Геля и закрыла свое лицо, мокрое от слез ладонями,-
- Никто никогда не узнает этого...
Мать и дочь принялись утешать бывшую няню, в ее, как оказалось еще большей печали. Та не унималась, ревела навзрыд и упорно отказывалась говорить. Наконец , когда слез уже не хватило, она покапалась у себя в сумочке, и достала цветной платок, в котором аккуратно были сложены несколько фотографий. Когда девочки, сгорая от любопытства перевернули их, то у них просто отвисли челюсти. С цветных фотографий им ласково улыбался Филлип Киркоров.
О России думаешь...

Джамайка

Гл.13. 
gryaznye-tancy
                                                                         Грязные танцы.

     Круглые иллюминаторы танцевального бара, как в подводной лодке, выходили в бассейн. Однажды, разогретые зелено-желто-красным коктейлем джамайка флег, усугубившие всю эту горючую смесь пивом и водкой, друзья решили похулиганить. В бассейне окошки находились на двухметровой глубине, и мы придумали украсить их китайскими поплавками. В баре в это время проходила пижамная вечеринка, где танцевала максимально раздетая публика. Женек был послан наблюдателем вниз, так как нырять умел плохо, да и не понимал, что такое китайский поплавок. Эту шутку демонстрировали мальчишки в мутной воде пожарного котлована нашего поселка. Увидев девчонок, ребята ныряли, и, сняв под водой трусы, всплывали вверх задницами. Особым шиком считалось, когда круглый, с улыбкой посередине, китайский поплавок клевал несколько раз. Приятной похвалой звучали тогда ругательсва возмущенных девчонок: - Фу, дураки

Collapse )

О России думаешь...

Джамайка

Заканчивается год, конец света задерживается, и потому решил я выпустить своего уродца погулять по ЖЖ . Эта небольшая курортная повесть ( не роман) была написана мной в феврале этого года. Видимо зима поднадоела, и у меня в преддверии полтоса, открылась необходимость излить всю эту чушь на своих друзей Женю и Лешу. Но кто станет угощать друзей сырым шашлыком, или недоваренным борщем! Вот и родилась мысля повывалять эту хрень в ЖиЖе, посыпать перчиком, солью, послушать люд добрых и троллей невминяемых.
     Описание литературного средства:
 Выпущено в форме нетленки, содержится в упаковке 14 глыб. Произведение ебического характера, с элементами грустного юмора.
    Показания к применению :
  Всем заболевшим ЖиЖистам с симптоматикой маниакально - экспрессивного стучания клавой. Внимание ! Слабонервным юношам, 2 часа беременным женщинам и людям с, покосившейся от конца света чакрой, читать не рекомендуется. 
     Способ применения и дозы:
 Назначается радмохом внутрь взрослым и подросткам старше 12 лет по две три глыбки перед сном.
    Фармокодинамика:
 Проникает внутрь через хрусталик отображаясь на сетчатке глаза ввиде букв и изображений, с задержкой от 10 сек до 1 минуты, преобразуется в образы и фразы, разрушая элементы снобизма и ворчливости, приводит к улучшению общего настроения и способствует желанию податься в теплые страны. Если  описанное действие не происходит, то лучше всего добавить настойки регинки ( dubovitsky ) или выпить пол-таблетки петросянки армянской.
   Претензии потребителей отправлять по адресу: Москва, 5-я улица  Ямского поля чудес, второй контейнер справа.
 Гл 1. Вместо предисловия.

Ямайка                                                                                         

Джамайка.

Ямайка, Ямайка,- пел по радио Валерий Меладзе. В принципе мне нравился этот эстрадный исполнитель. Его красивый голос, интеллигентность на сцене, умение выглядеть мужественно и вместе с тем трогательно сентиментально, вызывали уважение. А чего стоят его хиты: Цыганка Сера, актриса, я не могу без тебя. Исполненные им так искренне, что невольно подпеваешь про себя и сопереживаешь с артистом, как бы страдая сам. Но эту песню исполнить так, как это делал итальянский мальчик Робертино Лоретти, не удавалось никому.
 - Джама-а-а-а-йка! Пам, пам, пам, парам. Пам, пам, пам, парам.

Collapse )

О России думаешь...

Радовицкие рассказы

                                                                  Покров.

У симпатишного кудрявого егорьевского парня и красавицы рязанской
                                                                                            Зина@Володя
                                                                                     (коса до пояса – это про нее)
               вдобавок к дочери, случился сынок.  Появился он рано утром на Покров 62 года.

Всю ночь, накануне, злилась непогода, била  колючим осенним ветром в стекло родильной палаты. Зина  сильно сдала, мучаясь тяжелыми схватками. Ей было неловко за свою слабость перед  коллегами и, вызванным по телефону, главврачем, Она работала в этой поселковой больнице медсестрой, подруги-сослуживцы не отходили от роженицы, ухаживали, заговаривали, держали за руку, сменяя друг друга. Под утро  все в отделении выбились из сил,  воды отошли еще в три, теперь уже было пол-шестого. Главврач Пероян волновался не на шутку, а ребенок никак не желал появляться, хотели уже щипцами освободить бремя, но Зина, испугавшись, нашла в себе силы на последний потуг, и от нестерпимой боли потеряла сознание. Сквозь пелену сна она слышала, только как хлопочет, озадаченная фельдшер-повитуха  :

- Что –то никак не кричит, бледный то какой, мертвый что-ли?

- Сэрдцэ-то стучит?- спрашивал Азат Аганесович .

- Не слыхать! Я уж и по попке лупила и водой облила…

- Еще пробуй , малчик все-таке, жалко будэт, отэц ждал долго, дай сам шлопну. Пероян снял перчатки потер тощую грудку и животик новорожденного с неотрезанной пуповиной, приподнял тельце лицом вниз и сделал три шлепка разом. Малыш, подумал еще чуть-чуть и обиженно закричал – Гха-а-аааах! Ха-аыр!

- Получай Зина Сергеич ! Сынок у тэба, сейщас пуповин отрэжэм, кароший будэт, как назват хотэли?

- Ваней, Азат Аганесович, они, кажется, хотели, -отвечала фельдшер Нина, радостно улыбаясь свершившемуся чуду.

Изможденное тело роженицы казалось ей самой чужим, оно как-бы осело, растеклось по кушетке  тяжелым мокрым бельем.  Она никак не могла выразить внутреннюю радость, сказала тихо только, как учила ее мама :

- Дай, господь ,счастья моему ребенку!

Сама Зина подумала , что умирает, настолько ее вымотала эта нескончаемая, полная  ветра, страха и боли ночь. Ей стало  жалко дочку, мужа и этого, неповинного ни в чем, ребенка. Она  представляла, как трудно будет Володе одному растить детей, а еще папаня ее больной ухода требует. Что будет с ними всеми, если ее не станет? Да и себя ей стало вдруг так жалко, молодая ведь еще…Слезы лились из закрытых  зининых глаз . На настойчивые призывы няни посмотреть на дитя, уже замотанного в пеленки и байковое одеяльце с синим больничным штемпелем, она еле смогла открыть глаза: - Да, да хорошо… , и тут же сомкнула тяжелые веки обратно, чтоб экономить силы. Но что-то изменилось в мире, подумалось ей, палата реанимации была наполнена иным ощущением, светом каким-то другим. Что это, может я уже умерла – подумала Зинаида – и мне все это видится уже с этой незнакомой мне раньше стороны?  Ладно попробую ущипнуть себя ,или еще раз открыть глаза. Сначала она ущипнула себя за бедро, вроде больно – это хорошо, потом посмотрела – И вправду все не так! Свет струился в окно, за окном было тихо и лежал белый снег.

-  Спасибо тебе , пресвятая Богородица, что помогла мне светом покрова твоего вернуться в жизнь, спасибо Нине, Вере, Азату Аганесовичу, всем всем спасибо! Господи, слава тебе, жива, сын у меня, счастье то какое! Как Володька то будет рад!   Непередаваемая радость наполняла  молозивом грудь и каждую ее материнскую клеточку охватывал трепет ожидания встречи с мужем, 6-летней дочуркой Людмилой, и с этим, родившимся так тяжело, и поэтому таким драгоценным даром – сыном.

За дверями родильного отделения уже слышался радостный осторожный басок мужа, и настойчивый шепот дежурного врача Софьи Николаевны:

- Нельзя к ней, слабая она еще, вечером приходи…

- Зинуля! Родная! Я люблю тебя! Спасибо за сына! – понимая, что не пройдет чуть громче говорил в закрытую дверь счастливый папаша.

- Хватит , сейчас Азат Аганесович придет! – пугала, напоследок, докторша.   На ней был накрахмаленный, ослепительно белый халат , белый , как и этот первый искрящийся внутренним светом снег, что укрыл тишиной ,измученную непогодой и слякотью, землю подмосковного поселка . Мир изменился, из него исчезли серые краски, он стал светлым, чистым, каким-то легким, волшебно красивым и совершенно новым.                                
                44